Под экономические санкции против России Казахстан напрямую не подпадает

Под экономические санкции против России Казахстан напрямую не подпадает

09.10.2019 Новости

>

Но отдаленные последствия серьезны. Санкции  будут наращиваться и  здесь Казахстану предстоят очень серьезные испытания. 

Так считает известный экономический аналитик-эксперт, член Президиума ОСДП Петр Своик, которого мы попросили прокомментировать данный вопрос. Напомним, вчера  в СМИ было сообщено, что правительства стран Евросоюза согласовали  новый пакет экономических санкций против России, затрагивающих целые ее сектора – финансовый, нефтяной,  оборонный.   
- Петр Владимирович, чем могут обернуться такие меры для Казахстана, каковы возможные последствия? 
- Последствий прямых нет, но отдаленные последствия весьма велики. Если провести некий аналог, то можно сказать, что положение Казахстана сегодня напоминает то, в котором он был в годы Великой Отечественной войны -  глубокий тыл, не затрагиваемый прямыми военными действиями, но эти самые военные действия в любом случае отражаются на нем очень серьезно. 
- Что вы думаете насчет конкретных санкций? 
- Они идут по трем целевым направлениям. Первое – персональное антипутинское, то есть расширение круга лиц, которые подпадают под эти санкции. Второе –  расширение финансовых учреждений, с которыми Запад не будет сотрудничать и в более широком  смысле это  затруднение перекредитования, фондирования российской экономики на Западе. Третье направление – военно-техническое сотрудничество, ну и немножко  нефтяное. 
Ни одно из этих направлений Казахстана конкретно не касается. На президентское  окружение это никак не переносится, даже в связи со вступлением в Евразийский экономический союз. Также это никак не  переносится на казахстанские банки, они и без этого уже лишены возможности перекредитования на западных финансовых рынках. Это история, связанная еще с мировым кризисом 2007-2008 годов, вернее, с отказом от внешнеэкономических обязательств БТА Банка, Альянс Банка и некоторых других казахстанских банков. С тех пор возможность перекредитования на Западе для Казахстана  фактически закрыта, палочкой-выручалочкой является здесь Китай, поэтому мы напрямую никак не подпадаем под эти санкции.
Ну и наконец, военно-техническое сотрудничество, оно Казахстана тем более  не касается. Напрямую неприятности возможны только для казахских голубых фишек, котирующихся на лондонской и других мировых биржах. Но список этих компаний весьма невелик. Это  Казмунайгаз,  это Казахмыс, ну и, может быть, парочка еще каких-то менее серьезных компаний. Но в любом случае тут влияние может быть только косвенное,  прямых последствий нет. Их котировки  теперь могут немного пострадать,  но не более того. Если говорить образно,  то все бомбардировки по  линии фронта проходят очень далеко от Казахстана и к нам ни одна бомба не  упадет. 
 
- А что касается отдаленных, как вы говорите, последствий?... 
- Что касается более  отдаленных и более серьезных последствий, то тут надо  понимать, что на самом деле все, что сейчас происходит, это война. Причем война мирового  уровня, того же уровня, на котором происходили предыдущие три мировых передела - 1914 года, 1941 года и, кстати сказать,  1991 года, потому что перестройка в Китае - дэн-сяопиновская - и перестройка в СССР – горбачевская - это тоже были относительно бескровные, но именно глобальные переделы. Так вот, сейчас происходит передел не меньшого масштаба. Но поскольку глобализация объединила финансовые и индустриальные корпорации в транснациональные, большая «горячая» война сейчас исключена, чисто военные противостояния локальны. Пока еще пристрелочные бои идут на финансовом фронте, а вот война информационная и идеологическая  развернута уже на мировом уровне. Здесь война идет всерьез, очень яростная по своему накалу, по страстям, по степени изощренности, по ресурсам, которые брошены на нее. Как это сказывается на Казахстане?  
На Казахстане это сказывается тем, что он поставлен буквально на разлом. Если брать экономическую составляющую, то она такая: мы являемся сейчас частью не какой-то  евразийской экономики, евразийской экономики в природе не существует. Экономика бывшего Советского Союза так разобрана по частям, что никакие таможенные союзы и никакие евразийские союзы ее быстро собрать неспособны. Казахстан ныне является частью мировой экономики, а именно ее сырьевой и монетарной периферией. С точки зрения инвестиций, кредитов и вообще финансов, Казахстан, не имеющий суверенной валюты,…
- Извините, а тенге?
- Тенге это просто казахский доллар, а Национальный банк – это просто обменник американского доллара на местный, как замыкающий «игрок» на валютной бирже. Инвестирование и кредитование имеют зарубежную основу, поэтому Казахстан является полной монетарной провинцией Лондона и Вашингтона, а теперь уже и Пекина, потому что Китай хоть и долларами, но тоже инвестирует и кредитует нас. 
Драматизм положения Казахстана в том,  что независимо от всех этих санкций, он,   пребывая в   экспортно-сырьевом цикле, ориентированном на внешнее долларовое инвестирование и на внешнее долларовое кредитование,  и до санкций уже  вышел на минусы в платежном балансе. Так, последние месяцы, начиная  с мая, золотовалютные резервы (ЗВР) Казахстана опять расходуются. Не наращиваются, а расходуются, несмотря даже на проведенную в феврале этого года девальвацию.
- Что значит расходование золотовалютного резерва?
- Золотовалютные резервы  Нацбанка это замыкающий ресурс общего платежного баланса Казахстана. Если они расходуются, значит, платежный баланс минусовой, и это положение не спасает даже   проведенная февральская девальвация.
-  Почему общий платежный баланс Казахстана минусовой?
- Потому что, кроме экспорта сырья и импорта готовых товаров, - а здесь у нас сальдо крупно положительное, и на нем пока все и держится, остальные торговые и финансовые пары уходят в отрицательные значения. Так, по экспорту-импорту услуг у нас ежегодный традиционный минус в почти десяток миллиардов долларов, а обслуживание внешних ссуд и займов тоже уводит из страны больше, чем приходит новых заимствований. Самый же большой и быстрорастущий минус по сальдо ввода новых иностранных инвестиций в Казахстан и вывозу доходов на ранее сделанные инвестиции. То есть если в начале тучных лет и по иностранным инвестициям, и по внешним займам у нас были положительные балансы, и экономика Казахстана, хоть и однобоко, но все же цвела и пахла, то  последние несколько лет тенденция уже обратная: расчеты по внешнему долгу и иностранным инвестициям необратимо тянут общий платежный баланс в минусовую зону. И экономическими методами с этого якоря нам уже не сорваться. А санкции это дело  будут просто усугублять. Это с точки зрения нахождения Казахстана в этой долларовой экономике и в мировом рынке. 
Теперь с точки зрения положения Казахстана в  Евразийском союзе, который сейчас  является другой воюющей стороной… Казахстану в  этом союзе тоже несладко,    монетарно  этот союз Казахстану ничего не добавляет и не убавляет. В  России точно такое же положение, у России тоже не рубль, а русский доллар и Россия в  монетарном  смысле точно такая же провинция Лондона и Вашингтона, как и Казахстан. Здесь они на равных, но в торговом  смысле Казахстан России очень сильно проигрывает. Наш баланс экспорта и импорта с Россией всегда отрицателен, причем с появлением таможенного, а потом евразийского союза, эта отрицательность не ликвидируется, а, наоборот, наращивается. 
- Итак, каковы итоги? 
- Итоги таковы. В экономическом смысле Казахстан исчерпал все, что он мог получить как сырьевая и монетарная провинция мирового рынка и этот цикл заканчивается. Кстати, сам Президент Назарбаев признал, что намеченные показатели ФИИР в частности по перелому сырьевой тенденции и повышению доли несырьевой экономики неисполнены, пятилетка оказалась с обратным результатом. И ничего хорошего не сулит нам развитие «чисто экономического», то есть просто торгового союза с Россией, потому что мы  тут тоже отстающая сторона.   
В политическом смысле точно такой же разлом. Если посмотреть на итоги той же  первой мировой войны, на итоги второй мировой  войны, то  совершенно очевидно, что политические строи рушатся не столько там, где экономика или армия слаба,   сколько там, где архаичнее правящий строй. К примеру, Османская империя почти развалилась вообще до вступления в мировую войну, сама по себе, как уже одряхлевшая.   И в России самодержавие рухнуло - притом, что сама Россия была фактически победительницей в первой мировой войне. Точно так же в «холодной войне» с Западом распался СССР, КПСС развалилась сама и развалила СССР, потому что  она просто не соответствовала требованиям времени.
И сегодня наш, в общем-то, компрадорский режим   не имеет перспектив, тем более, при такой экономике. Как я уже сказал, нынешняя война идет не на полях сражений, а идет на  финансовом и информационном поле, и санкции все равно будут наращиваться и здесь Казахстану предстоят очень серьезные испытания. 
 
Торгын Нурсеитова